Воспитание в эпоху перемен

Как правильно растить ребенка? Быть строгим родителем или давать полную свободу? Прививать только лидерские качества или тщательно выискивать склонности, которые можно развить? И главное, как предугадать результат воспитания?

Воспитание в эпоху перемен

Недавно вспомнила список претензий по воспитанию, полученный от старшего сына в его 20 лет. Оформленный тактично в форме совета, дабы мне не повторить ошибок с младшими. Тогда я восприняла это с юмором. Серьезно? Мало дрючили, не особо контролировали, не вбивали, приходится добирать самому? Вот и добирай, ответила я, самое время.

Но все же, как мы его воспитывали? Как всех, в меру воли, в меру принуждения, на простых призывах: учись, трудись, побеждай. Как шутили теннисисты: подавай первым мячом, забивай, не ошибайся. Правила работали со скрипом — буксовала учеба, начались поражения, с первенством было туговато.

Жизнь менялась, а мы и родители из нашего окружения стояли на своем, нас можно было менять местами, как слагаемые, и мы бы не забыли слова, сказали бы любому ребенку то же, что повторяли своему: не ленись, выучи, позвони бабушке, погуляй с сестрой. Если здесь для сына было много свободы, интересно, как бы выглядело ее ограничение?

Не привили полезных навыков? В воспитании методика влияет на восприятие примерно так, как в квантовой физике измерение — на результат. Сила вызывает сопротивление. Мне вдруг захотелось «поговорить об этом» с сыном, но не вышло: он уже плохо помнил, о чем речь. Какие претензии, мама? Забыл, а у меня засело в голове. Привет моему поколению, склонному к сомнениям, и пусть никого не введет в заблуждение наш категоричный тон. Раздав ЦУ, я ночами ворочалась и думала, как лучше: доверять, дать самому решать или настаивать? Иди знай.

Слова растаяли, но осталось то, что нас связывает: общее время перемен, их детство, наша молодость, надежды, ошибки и победы

Наши первые дети выросли, разъехались по миру, говорят на многих языках. На свадьбу сына собралась молодежь из восьми стран. А мы, старшие гости, радовались, какие же красивые и взрослые у нас дети. Нарядные, остроумные, в меру почтительные. Современные. Все связанные с ними проблемы поблекли на общем праздничном фоне.

Выходит, идеи и методы сработали? Маловероятно. Да и так ли важно, что мы говорили. Я заметила, что дети умеют фильтровать частоту нашего голоса — избирательная глухота. Слова растаяли, но осталось то, что нас связывает: общее время перемен, их детство, наша молодость, надежды, ошибки и победы. Взрослые на ощупь строили жизнь в незнакомом мире, а дети росли рядом, учились, в общем, путались под ногами.

Мои младшие дети совсем другие, более независимые, что ли. Сын был с младенчества уверен, что ради него налили море, насыпали горы и завесили солнце тучками, чтоб не пекло. Сейчас он в категории 13-летних талантливых лентяев, но чужд пораженчества — он верит в себя. Дочь вообще кажется мне инопланетянкой: видит нас насквозь, выдает взрослые суждения, но в свои 11 играет в Винни-Пуха и ведет сепаратную переписку с Санта-Клаусом. С ними я гну свою линию уже без сомнений, пусть скажут спасибо старшему братцу. Если требую, то без оглядки, если даю, то без сожалений. У меня есть индульгенция — список от первенца. Хотя… возможно, они уже составляют для меня свой собственный список.

Читайте также

psychologies.ru

Author: kakp2