Тайны личной жизни Сергея Эйзенштейна

Знаменитый режиссер не относился к тем творцам, которые воспевали женскую красоту, женщины в его фильмах были скорее соратницами, чем теми, в кого можно влюбиться – случайно ли?

11 февраля 2018 года исполняется 70 лет со дня смерти легендарного советского режиссера. О его гениальности, таланте и одаренности, уникальном творческом подходе и новаторстве в кино написано множество книг. Он известен всему миру, его кино разбирают по кадрам все студенты, мечтающие стать режиссерами. А вот о его личной жизни неизвестно практически ничего. Она была окутана тайной при жизни Сергея Эйзенштейна и продолжает оставаться таковой и сейчас.

«Твой Котик»

Эйзенштейн писал в своей автобиографии, что «не может похвастаться происхождением». Действительно, для новой советской эпохи он был слишком далек от народа: отец – архитектор, инженер, интеллигент. Михаил Осипович построил в Риге, где жила семья, множество безвкусных домов, о чем ему не раз говорил уже подросший сын. Мать тоже далека от рабочего класса – происходила из зажиточного купеческого рода.

Сергей Эйзенштейн с родителями. wikimedia
Сергей Эйзенштейн с родителями. wikimedia

Сергей рос в достатке. В доме была прислуга, воспитанием мальчика занималась гувернантка. Он получил хорошее образование, был воспитанным и скромным, но вот счастья семейного не видел. Родители его развелись, когда он был еще ребенком. Мать уехала в Петербург, Сергей остался с отцом в Риге.

Но посвящать все свое внимание сыну не собирались ни мать, ни отец. Они, каждый по-своему, интересовались его успехами, письма матери мальчик подписывал словами «твой Котик», рос послушным, но вот только простой любви и заботы ребенку явно не хватало.

Отец хотел, чтобы сын пошел по его стопам и стал архитектором. Эйзенштейн даже получал соответствующее образование. Но революция стала для него поводом и шансом устроить свой маленький бунт и заняться тем, что его действительно захватывало, – кино.

Странное сожительство

В воспоминаниях современников невозможно найти упоминаний о романах и любовных приключениях Эйзенштейна. Вспоминая о нем, говорят лишь о его работе. Так по сути и было. Режиссер был полностью увлечен любимым делом, посвящал ему все свое время, даже ложась спать, оставлял на прикроватной тумбе листок и ручку, чтобы записывать мысли, приходящие к нему ночью. И этот листок никогда не оставался чистым.

Первые годы в Москве Сергей Эйзенштейн жил в одной комнате со своим старым другом актером Максимом Штраухом. Они знали друг друга с детства, по выражению самого Штрауха, он помнит Эйзенштейна еще «мальчиком Сережей в коротеньких штанишках». Максим был молодым актером. Сожительство с Штраухом продолжалось много лет, и это при том, что актер был женат на своей коллеге по цеху Юдифи Глизер, а Эйзенштейн вполне мог позволить себе снимать отдельную квартиру.

Но режиссеру нравилось быть причастным к семейному быту своих друзей. По воспоминаниям Максима, «Эйзенштейн вваливался к нам домой без всякого предупреждения». Даже уезжая надолго, он всегда писал им письма, полные наставлений о том, как именно актерам надо строить свою карьеру, на какую роль соглашаться, в чем и как сниматься. В письмах он обращался к Штрауху его детским прозвищем «Дорогой Маккушка!».

Такое странное и длительное сожительство вместе с репутацией «нецелованного мужчины» дали почву для появления первых слухов о том, что с Эйзенштейном что-то не так.

Слева направо: Тамизи Найто, Борис Пастернак, Сергей Эйзенштейн, Ольга Третьякова, Лиля Брик, Владимир Маяковский, Арсений Вознесенский. wikipedia
Слева направо: Тамизи Найто, Борис Пастернак, Сергей Эйзенштейн, Ольга Третьякова, Лиля Брик, Владимир Маяковский, Арсений Вознесенский. wikipedia

Женщина-соратник

Когда Эйзенштейн уже жил в Москве, к нему внезапно нагрянула мать. Она была абсолютно лишена средств к существованию, но горела желанием разделить жизнь и интересы сына. Он такого энтузиазма не одобрил и, испуганный перспективой оказаться под материнским колпаком, отправил ее в Ленинград. Мать еще долго не успокаивалась и в письмах обвиняла сына в аморальности.

В жизни Эйзенштейна все-таки было место для женщины. Но это не место матери или жены, это, скорее, место соратника, друга и единомышленника. Именно такой для него стала журналистка и кинокритик, которая подписывалась как Пера Аташева, а в миру звалась Перл Моисеевна Фогельман. С ней режиссер решил построить совместный быт. Точнее, бытом полностью занималась Перл, а Эйзенштейн лишь позволял о себе заботиться. Она помогала ему в работе, систематизировала его архивы, наводила порядок во всем, где только было можно. И мечтала, что когда-нибудь режиссер взглянет на нее как на женщину и у них будут дети. Но мужем и женой в полном смысле Перл и Сергей так и не стали. Хотя к концу жизни Эйзенштейн все-таки оформил их брак официально.

Григорий Александров, Николай Подвойский, Сергей Эйзенштейн. wikimedia
Григорий Александров, Николай Подвойский, Сергей Эйзенштейн. wikimedia

Еще одним «увлечением» в жизни режиссера стала ассистентка Елизавета Телешева. Ей удалось на пять лет разлучить Эйзенштейна с Аташевой. Елизавета вовремя оказалась рядом: в тот момент у режиссера были проблемы со съемками очередного фильма, он нуждался в поддержке и утешении. Но с Телешевой Эйзенштейн не жил, а она разделяла все его интересы и постоянно ждала звонка и встречи. Через пять лет Елизавете все это надоело, она назвала отношение Сергея к себе гнусным, их связь —  ненормальной и уродливой. Она пыталась объяснить Эйзенштейну, какое это горе для женщины: не быть женой своему мужчине в полном смысле этого слова – и морально, и физически. В ответ режиссер разорвал их отношения и вернулся к Перл, которая не переставала его ждать.

Даже в фильмах Эйзенштейна женщины никогда не представали в традиционном образе. Чаще всего это были боевые соратники, революционерки, готовые идти в бой. Но уж точно не любовные героини.

Признание

Злые языки ни раз говорили, что Аташева и Телешева – это лишь прикрытие для Эйзенштейна, чтобы не быть осужденным за мужеложство. При этом сторонники этой точки зрения роль любовника режиссера отводили его помощнику Григорию Александрову. Тому самому, кто потом снимет «Веселых ребят» и сделает звездой свою жену Любовь Орлову.

Любовь Орлова и Григорий Александров. wikimedia
Любовь Орлова и Григорий Александров. wikimedia

С Эйзенштейном Александров встретился, еще будучи голодным студентом. Он восхищался талантом режиссера, ездил с ним в зарубежные командировки. Во время поездки в Европу Эйзенштейн, по свидетельствам современников, посещал ночные клубы, полные напудренных трансвеститов, и даже был в Институте сексологии. Подруга режиссера Мари Сетон утверждала, что после этого Эйзенштейн сказал ей: он никогда не испытывал гомосексуального влечения «даже к Грише». Что, несмотря на многочисленные слухи, он не является сторонником однополой любви. А свои далекие от обычных отношения с женщинами он объяснил физическим бессилием. Этой версии придерживаются многие историки.

Однако даже спустя 70 лет со дня смерти великого режиссера многие отказываются верить в его искренность в том разговоре с Сетон и не признают за гениальным человеком права сделать любовью всей своей жизни только кино.

teleprogramma.pro

Author: kakp2