Судите сами

Ад — это другие, сказал один французский философ. И, кажется, в самое сердце поразил этой в общем-то неочевидной мыслью российского интеллигента. Ну, про себя-то мы, конечно, думаем как про людей довольно разумных, позитивных и терпимых. Но ведь есть же еще и они — другие.

Судите сами

Они не такие. Они так и норовят сделать что-то только для собственной выгоды. Едут по обочине и выкидывают на ходу мусор. Встают и заполоняют салон, пока самолет еще катится по посадочной полосе. Создают пробки везде и с завидным упорством голосуют не за того кандидата.

Они — другие. Что хорошего от них ждать?

Несколько лет назад меня внезапно позвали в коллегию присяжных. Какое-то колесико судебной машины прокрутилось и выбросило конверт с повесткой в Мособлсуд. За пару месяцев до того памятного письма я посмотрел «12» Никиты Михалкова. Фильм произвел на меня неоднозначное впечатление. В первую очередь потому, что такими яркими, разговорчивыми и в то же время недалекими были показаны герои. В общем, я подумал и решился постоять за честь присяжных.

На первой встрече все было очень похоже на фильм. Самые разные взрослые и спокойные люди. Мужчины и женщины, небогатые и обеспеченные, считающие себя обязанными и те, кто просто не готов отказать в просьбе государству. Общим было только одно — растерянность всех этих других. Пугливый парень из такси, вальяжный бизнесмен, активистка жилищного кооператива, вежливый музыкальный педагог на пороге пенсии.

На втором заседании я увидел, как люди за большим столом начали открываться. Михалков был не прав. Общее дело и общая ответственность. Да, такое случается.

К счастью, каждый может сделать шаг в сторону, просто заговорив с другим

Слой за слоем с каждого слетала шелуха стереотипов. Я увидел сидящих за овальным столом серьезными и настоящими. Они сочувствовали, пытались найти логику. Они искали нестыковки в сложном, большом и тяжелом процессе. Спорили и обсуждали часами. А главное — даже те, кто хотел быстро отбыть долг, вдруг перестали спешить и стали разбираться, что там было на самом деле.

Эти самые «другие» на глазах, от заседания к заседанию, превращались в добрых, разумных и совестливых людей. Нет, конечно, не превращались. Просто, оказавшись запертыми в одной комнате, они, то есть мы, стали вести себя так, как считали правильным и настоящим.

В какой-то момент перестали соревноваться в дедукции и наблюдательности. Мы вспоминали обстоятельства, лица потерпевших и разговаривали. В итоге эти одиннадцать других человек и я оказались гораздо понятнее друг другу.

Дело закончилось, и обвиняемый получил пожизненный срок за серию убийств возле остановок пригородных поездов. Мы выдохнули и разошлись. Вот уже пять лет не видели друг друга. И вряд ли когда-то увидим — уж очень неприятным и тяжелым был повод для знакомства. Да и знакомства-то как такового не было, только общая ответственность за чужую жизнь. Были работа, доверие и невозможность выйти из комнаты, не договорившись.

Были — другие, стали — понятные. И, кстати, я больше понял про ад. Это не приговор, это недоверие. К счастью, каждый может сделать шаг в сторону, просто заговорив с другим.

Читайте также

psychologies.ru

Читайте также: