«Просто пристрели его»: как красноярский «Мордор» на выборах помогал

«Брать пистолет или нет», — думаю я, глядя на разложенное по полу снаряжение. До выезда в Бийск почти сутки, можно собираться не спеша. Методично складываю в рюкзак разгрузочный жилет, тактический пояс, рацию и навигатор, перчатки, теплые вещи, пончо на случай дождя и разные нужные мелочи — набирается около 17 килограммов. Как оказалось, всё это очень пригодилось мне на сценарной страйкбольной игре «Это моя война», куда отправилась красноярская сборная.

В автобусе выясняется, что часть бойцов сценарий игры даже не читала. Достаем карты, Элмор — командир нашей тактической группы (ТГ) «Мордор» — объясняет план действий: «Наша первая задача — взять штурмом точку „Мария“. Там уже будет противник, но его внимание отвлечет другая ТГ. После того, как захватим точку, нужно продержаться примерно час двадцать, потом взрываем ее. После этого начинается основная фаза — выборы».

По легенде, на территории небольшой страны уже несколько лет идет война. Мировая общественность, которой есть дело до всего, решила прекратить затянувшееся противостояние «желтых» и «синих» и дать возможность мирным самим решить, как они хотят жить дальше. В пяти поселках проведут выборы, где жители проголосуют за ту или иную игровую сторону.

— Но нас это не касается, мы оттягиваемся на центральную точку «Валерия», занимаем оборону и удерживаем ее до конца игры, — заканчивает вводную Элмор.

— В мирных не стрелять и не обижать их, — добавляет Дитрих. — Лучше потерять точку, чем убить гражданского.

Красноярская ТГ «Мордор» отправляется штурмовать «Марию». Идем быстро, предвкушая бодрую атаку, но до точки не доходим — противник нападает на нашу колонну по дороге. Мое отделение отстреливается на левом фланге, когда группа желтых заходит нам в тыл. Встает и уходит с позиции Шторм, рядом вскидывает руку с красной повязкой Анархист. Вскоре убивают и меня. По дороге в «мертвяк» (место, где «убитые» ждут своей очереди вернуться в игру) обмениваемся первыми впечатлениями и анализируем ошибки.

— Группа в составе десяти человек выходит из «мертвяка», наши действия? — спрашивает Слафсон по рации у командира ТГ. Слушает ответ и поворачивается к нам: — Двигаем на «Валерию».

Построились в боевой порядок, пошли. По пути проходим мимо точки «Елена», которую наша сторона в этот момент отбивает у желтых. Присоединяемся к штурму: заходим с правого фланга, зачищаем два укрепления. Я со всех ног бегу к флагштоку, на котором поднято желтое полотнище — надо опустить его и поднять наш флаг. Веревка скользкая, наматываю ее на пальцы и резко дергаю вниз. Хорошо, что руки в перчатках, иначе порезов не избежать. Несколько рывков — и над «Еленой» поднимается синий флаг. Теперь «голоса избирателей» — победные баллы — начисляются нашей стороне.

— Тори, пошли, нас Элмор на «Валерии» уже заждался, — зовет меня Слафсон.

Когда мы приходим, командир ТГ отправляет нас в лес к востоку от точки, чтобы усилить правый фланг. По рации вызываю Вахбера и предупреждаю о нашем появлении: «Подходим со стороны „Валерии“, не постреляйте нас». Занимаем позиции так, чтобы видеть своих товарищей. Пару раз нас приходят штурмовать, но мы успешно отбиваем атаки. Потом наступает затишье.

— Тори — Вахберу, — раздается голос из тангенты рации.
— В канале, — отзываюсь я.
— Чай хочешь?
— Спрашиваешь! — радуюсь я неожиданному предложению. Погода достаточно теплая, но мы уже долго лежим без движения, и я начинаю мерзнуть.— Сходи к мирным, пока тихо. Только позиции без присмотра не оставляйте, — разрешает Вахбер.

Переглядываемся со Слафсоном. Он остается на позиции и караулит за двоих, а я возвращаюсь к «Валерии». Там на первом этаже двухэтажного строения обитают местные жители, второй этаж заняли наши пулеметчики, снайпер и командир ТГ. Разжиться горячим чаем можно у мирных, но просто так нам его явно не дадут — заранее достаю шоколадный батончик.

Расчет оправдался — около чайника на газовой плите суетится девушка. Протягиваю ей шоколадку и спрашиваю про чай.

— Да минут через десять будет готов, — отвечает она.
— А желтые больше не придут? — раздается девичий голос из угла. Оборачиваюсь и вижу темноволосую девушку, которая глядит на меня с надеждой.
— Не придут, мы их отогнали, — отвечаю я, чувствуя себя этаким красноармейцем-освободителем. Как назло, второй шоколадки под рукой нет.

Забираю два пластиковых стаканчика с горячим чаем и возвращаюсь в лес на свой рубеж. Мы пьем по очереди, передавая стаканчики по кругу. Мало что может сравниться с божественным вкусом горячего чая в холодном лесу. Мы едва успеваем им насладиться, когда Санхи замечает противника метрах в ста от наших позиций.

Мы отбились и на этот раз, но я этого уже не увидела — меня убили в середине атаки.

До выхода из «мертвяка» минут сорок. Тёма рассказывает, как на точку, которую обороняла его подгруппа, пришел мирный житель :

— А Солдат ему зачем-то хамить начал. Ну я и предложил: «Давай мы его подержим, а ты попинаешь». Тот глаза поднимает и говорит: «У меня идея получше. Вы его убьете, а я вам за это коды доступа к серверу дам». Он, видимо, думал, что мы терзаться будем или откажемся — типа, как же, своего убить. Но комендантом точки был Дзян, а он сценарий читал и про коды знает. Поворачивается ко мне и говорит: «Пристрели его».

Тёма прерывается и закуривает. «И?», — поторапливаю я рассказчика.

— Что — и? Достал пистолет и пристрелил Солдата. Он глаза вылупил и только рот открыл возмущаться, как на него Дзян наорал: «Бегом в „мертвяк“, до выхода 20 минут! Быстро туда и обратно!». Так мы получили коды доступа и сто баллов, кстати.

Скоро стемнеет, поэтому перед выходом из «мертвяка» креплю на свой автомат фонарь и переодеваюсь в теплые вещи. Возвращаюсь уже известной дорогой — через «Елену» к «Валерии», оттуда — на свой фланг. Над лесом всходит огромная яркая полная желтая луна. Она светит так, что видно каждую кочку на поляне перед «Валерией». Тени деревьев становятся длинными и тонкими, но нам это на руку. Рослый мужчина не сможет спрятаться в такой тени, а я — запросто. Поэтому Вахбер отправляет меня на кромку леса следить, чтобы нашей группе не зашли в тыл.

Материалы по теме

Вскоре на поляну опускается туман, такой густой и плотный, что в нем можно спрятать табун коней, а не только несколько диверсантов. Этим пользуется противник во время финальной атаки на «Валерию». Желтые подбираются довольно близко и открывают огонь. Наши стреляют в ответ, рвутся гранаты, над полем разносятся дикие крики, один за другим загораются красные фонари. Это как самый крутой боевик, при этом ты в нем участвуешь.

Желтые не смогли взять «Валерию», мы победили. Это вдвойне приятно, ведь против нас играли умелые и опытные бойцы. Но даже победа не так радует, как долгожданная встреча со старыми друзьями и новые впечатления, которых хватит минимум на месяц — до следующей большой игры.

До встречи на Юрге!

Tory, ODA 3235, в составе ТГ «Мордор» (Красноярск),
специально для интернет-газеты Newslab.ru

newslab.ru

Читайте также: