Эмоции — признак слабости?

Мы часто командуем самим себе: «Соберись! Ты сможешь! Не ной», запрещая себе испытывать эмоции — в первую очередь, негативные. Но, подавляя и обесценивая неприятные чувства, мы обречены вновь и вновь испытывать их.

Эмоции — признак слабости?

Я психотерапевт и воспринимаю эмоциональные проблемы клиентов как возможности для их исцеления и развития. Эти болезненные, пугающие вспышки дают им шанс вырваться из плена старых привычек, переживаний и ожиданий. У каждого есть право на гнев, но большинство выражает его непродуктивно, не исправляя, а лишь усугубляя неприятную ситуацию. Это дает возможность получить хоть какую-то эмоциональную разрядку.

Если близкий придет домой с порезом, мы поймем, куда наклеивать пластырь, если у него заболит живот, мы догадаемся дать лекарство. А чем можем помочь человеку, страдающему от несчастной любви, неуверенному, мучимому чувством вины, гневом или разочарованием? Где взять такой «пластырь» и что он должен из себя представлять?

Мы не знаем, в школе этому не учили. Мы не готовы справляться с эмоциональными проблемами. Логика подсказывает, что верны лишь факты, чувства иррациональны, а значит, переживания — проявление слабости.

Но опора на логику подразумевает, что эмоциональные проблемы разрешимы рациональными методами. Принимая ложное утверждение, мы совершаем ошибку — пытаемся найти рациональное обоснование для своих чувств и переживаний, словно защищая их в воображаемом суде, начинаем доказывать невиновность, словно стараясь избежать обвинительного приговора и наказания.

Весь процесс «подавление — обесценивание — извержение» обречен повторяться

Мы стремимся компенсировать неспособность совладать с эмоциями и начинаем излишне бурно реагировать, защищаться, пытаясь скрыть признаки своей неполноценности. Вместо того чтобы поддержать человека, которому тяжело, мы говорим что-то вроде: «Не злись. Ну назвал тебя начальник дураком. Он не со зла, на самом деле он так не думает». Все, проблему злости мы обсудили, а значит, неспособность разрешить ее уже, вроде бы, не важна. Мы свою задачу выполнили. Боль, которую мы испытывали от осознания неполноценности, на время ушла.

К сожалению, проблема злости лишь усугубилась. Мы не оправдали ожидания другого человека, который надеялся, что мы встанем на его сторону и поможем ему восстановить самоуважение. В итоге после вмешательства он злится еще больше, лишается мотивации, перестает доверять другим, становится пессимистичным. В нем продолжает копиться злость, и однажды она выплеснется наружу. Но это ничего не изменит: близкий не научился ничему новому и не умеет эффективно управлять гневом. Поэтому весь процесс «подавление — обесценивание — извержение» обречен повторяться.

Например, когда кто-то на нас злится, мы часто принимаем его гнев на свой счет, ставим под сомнение ценность нашей личности. Вместо этого мы можем принять решение уважать и ценить себя, несмотря на случившееся. И если мы научимся делать это непосредственно в тот момент, когда на нас злятся, у нас появится возможность избавиться от детских сомнений в себе, заменив их взрослым самоуважением. Эмоциональные проблемы не проявление слабости. Они столь же реальны, как, скажем, перелом руки или тромб, просто их не увидишь на рентгеновском снимке. И нам нужно наконец научиться справляться с нашими неприятными переживаниями по мере их появления.

Аарон Кармин

Об авторе

Аарон Кармин (Aaron Karmin) — клинический психолог, работает в центре психологической помощи Urban Balance в Чикаго.

Источник: PsychCentral.

Читайте также

psychologies.ru

Читайте также: