«Бились жестоко, человек по 150 с арматурами»: истории дичающей Ветлужанки

Ветлужанка раскинулась на западной окраине Красноярска в окружении дач, лесов и гаражей. Ей нет и сорока лет. Говорят, что тот, кто живет здесь, с большим трудом согласится променять ее на другой микрорайон. Чтобы узнать, так ли это, мы поговорили с местным жителем, прошлись по дворам и вот что узнали.

Строительство Ветлужанки на месте дач и лугов началось на рубеже 1980-х годов. Имя район получил по сорту яблок, культивировавшемуся рядом, на плодово-ягодной станции. Здесь немного улиц — Мирошничеко, Гусарова, Словцова, Чернышёва, и почти нет достопримечательностей. Но зато полно зелени и мало прохожих.

Мы попросили рассказать о Ветлужанке ее бывшего жителя Алексея. Он родился и вырос здесь.

«Дом мой, обычную „ленинградку“ по улице Гусарова, построили в 1984 году, — начал он свой рассказ. — Так вышло, что я оказался там первым новорожденным. Мелочь, а приятно! Населяли дом в основном выходцы из Николаевки — работники телевизорного завода, где трудилась бабушка. И почти все друг друга знали, потому что жили до этого на одной улице. В соседних домах похожая ситуация: в одном переселенцы со станции „Енисей“, в другом — сотрудники милиции, был дом работников сельхозинститута. Компания собралась разношерстная, из разных районов и отраслей народного хозяйства. Потому и жилось весело».

Цены на квартиры в Ветлужанке — по меркам Красноярска обыкновенные. К примеру, маленькую однокомнатную (29 м²) на улице Словцова в кирпичном доме 2001 года постройки продают за 1 млн 450 тыс. рублей. Самая дешевая двушка, встреченная нами среди объявлений, стоит 2 млн и 320 тыс. рублей. Это квартира площадью 53 м² на первом этаже панельной пятиэтажки на Гусарова. Если добавить еще 300 тысяч, то можно купить трехкомнатную в 60 м² на той же улице. За самую дорогую квартиру, которую нам удалось найти, просят 12,5 млн рублей. Это двухуровневая пятикомнатная квартира площадью 227 м², строго говоря, не совсем в Ветлужанке — в кирпичном доме через дорогу, на Стасовой.

«Ветлужанка — район компактный, камерный, — рассказывает местный житель. — Разделен на Верхнюю и Нижнюю. Разделительной полосой служит улица Мирошниченко, заходя за которую в годы моего детства можно было „получить по прописке“. Но став постарше, мы перезнакомились и ходили друг к другу в гости, устраивали товарищеские матчи по хоккею и футболу. Посторонних к нам заносило нечасто. Детьми мы спокойно гуляли в своих дворах с утра до ночи под бдительным присмотром армии бабулек и мужиков, которые после работы играли в домино и изредка в карты. Благодаря Ветлужанке в эти игры я обучен играть давно и хорошо».

«Мне расположение района нравится — на возвышенности, на западной границе города, — отмечает Алексей. — Промышленно-автомобильный смог доходит сюда редко, разве что в полный штиль. Воздух относительно чистый, лес в шаговой доступности. Популярное, кстати, место для пикников и прогулок. Хотя в этом есть и минус: часто отдыхающие оставляют после себя следы праздника в виде гор мусора. Еще совсем рядом располагаются дачи. В детстве мы с друзьями частенько совершали туда набеги — поесть малины, вишни, ранеток… Это называлось „загнать хорька“ или просто „хорьковать“. Делали мы это не ради еды, а чтобы пощекотать нервы. Если вдруг кто-то нас замечал — убегали, не чувствуя под собой ног».

«Помню, что были какие-то злые противостояния между Ветлужанкой и Северо-Западным, посёлком ГЭС. Классе в 6–7-м мы бегали смотреть на разборки с высокого бетонного забора „зоны“ — так мы называли антенное поле между Ветлужанкой и нынешним Ботаническим. Отряды ребят лет 16–19 собирались там неподалеку человек по 100–150 от каждого района и бились очень жестоко, кто с арматурой, кто еще с чем. Уж не знаю, что они делили. При этом в самом районе всегда было спокойно, даже душевно. Встречались, конечно, и алкоголики, и наркоманы, но они были „свои“, безобидные. Возвращаясь домой ночью или под утро, я никогда не боялся за своё здоровье. Бывало так, что и не встретишь никого по пути, идёшь по пустому району, как в фильме ужасов „28 дней спустя“».

«Еще одна картина из детства: через наш двор проходит настоящий табун лошадей. И такое было не раз. Раньше в конюшне аграрного университета, которая находилась неподалеку от моего дома, их было много. Кажется, намного больше, чем сейчас», — говорит Алексей.

«Последние четыре года я не живу в Ветлужанке, сменил ее на загородное жилье, — добавляет он. — Но если опять задумаю покупать городскую квартиру, то скорее буду рассматривать „ленинградку“ на Гусарова, чем „Белые росы“ или Покровский. Новые кирпичные дома есть и в Ветлужанке, хотя цены раза в полтора выше других районов с новостройками. И я заметил, что здесь редко кто продает квартиры. Если и продают, то переезжают в основном сюда же, в другие дома, либо за город. Мало кто меняет Ветлужанку на другой район. Мы нашли покупателей на квартиру всего за пару дней», — заключает наш собеседник.

Если вам интересна романтика городского упадка, поглядите наши фоторепортажи с других окраин Красноярска — Академгородка, Глинки, Черёмушек или Солнечного.

Интернет-газета Newslab.ru

newslab.ru

Читайте также:

Добавить комментарий