Развитие ребенка

Нестандартный ребенок

Повзрослев, мы вспоминаем все перипетии своей школьной жизни с любовью. Зато, пока учимся, сколько переживаний, сколько конфликтных ситуаций — с учителями, одноклассниками, родителями и, конечно, с самим собой…

Школа для нас всех, как армия для юношей: это суровое время взросления в процессе обучения. Именно здесь мы сталкиваемся впервые с самым суровым для собственного восприятия открытием — несправедливости мира. И это не потому, что школа так «вредна и опасна», а потому, что так уж устроен мир и так устроены мы: время понимания и осознания того, что нас окружает, совпадает со временем школьного обучения. И есть категория людей, которые, даже повзрослев, не любят вспоминать это время. Годы школьного обучения не покрываются в их памяти ностальгическим флером и романтикой: они хотят их забыть. И навсегда.

Чаще всего это люди, которые уже в детском возрасте отличались от других, чей характер не вписывался в общепринятые рамки, чьи особенности поведения сразу определяют их в категорию «нестандартных». Таких не любят учителя, таких не любят и обижают сверстники. Известное присловье «маленький ребенок — маленькие проблемы, большой ребенок — большие проблемы» начинает оправдывать себя уже в школе.

В начальных классах учителя с малышами еще возятся, надеясь, что они через год, другой выровняются, станут, «как все». И сами дети к своим нестандартным сверстникам в период начальной школы относятся пока не слишком жестоко. Жестокость и неприятие начинают ярко проявляться к пятому классу. И если проблемного малыша вовремя не начать грамотно адаптировать к окружающей обстановке, проблемы с каждым годом нарастают, как снежный ком.

9-летний Б.Заур — долгожданный и единственный ребенок в семье. Рос добрым, подвижным мальчиком. Но как только он пошел в школу, радость в семье все чаще стали сменять грусть и недоумение. Огорчения, конфликты по поводу его учебы увеличивались. Родители стали уже уставать от постоянных вызовов в школу. Учительница все время жалуется на его невнимательность, плохую успеваемость. И родители решили взять Зауру репетиторов. Но это не решает проблемы: просто вместо одной учительницы у него появилось еще несколько таких же учителей, просто они не ставят двойки, но зато им нужно платить за обучение…

Ситуация эта довольно стандартная: лишние часы, потраченные на обучение, не всегда эффективны, если сам ребенок нестандартный. Списывая все неудачи в учебе на «лень» и «нежелание сосредоточиться», мы не всегда задумываемся над тем, насколько мы все разные, но учимся по единой для всех системе обучения. Кроме того, мы не всегда ясно представляем себе, что такое «здоровье» и «болезнь». Например, такие выражения, как «функциональные нарушения мозговой деятельности», «отклонения в развитии», «невроз», «нервное истощение» вызывают в нашем представлении совершенно невероятные картины безнадежно больных людей. И мы не хотим и не можем принять их как диагнозы для наших близких.

Тему, которую мы обсуждаем, нам прокомментировала педиатр Аделя Гаджиева, врач организованного детства (есть, оказывается, и такое направление в педиатрии): «Сегодня среди учащихся начальной школы часто встречаются ребята с серьезными нарушениями развития, в частности, с задержкой психологического и речевого развития. Основными причинами являются, как правило, либо органические заболевания центральной нервной системы, либо задержка психомоторного развития, речевого развития (логоневроз). Это может быть и функциональная незрелость структур головного мозга, в результате которой не все отделы мозга работают в полную силу. С началом учебы у ребенка, имеющего что-либо из перечисленного, происходит неправильное формирование письменной речи на базе уже сформированной неправильной устной речи.

Эти недостатки активно развиваются и закрепляются, к 9-10 годам у ребенка наблюдаются стойкие нарушения письменной речи (дисграфы), устной речи (дислексия). Очень важно своевременно выявить любые отклонения и причины неуспеваемости, постараться их устранить. Усиленными занятиями с репетиторами здесь делу не поможешь. Ребенка следует показать нейропсихологу или логопеду. И чем раньше, тем лучше. Потому что самые главные, хорошие результаты достигаются до достижения ребенком 10-12 лет. Более поздняя коррекция затруднительна и требует намного больше усилий и времени, к тому же, она не всегда результативна.

Кроме того, у таких детей возникают проблемы со здоровьем (неврозы, нервные истощения, аллергии). Учтите, это мы, взрослые, привыкли считать, что школа и семья — это две составные части одного целого. А для ребенка — это два разных, зачастую противоположных мира, которые конфликтуют внутри него. И по-своему он прав: дома его холят, лелеют и понимают, в школе, даже самой лучшей, — он один из многих, в школе другой темп жизни, другие требования, другие ритмы. Очень многие в школе чувствуют себя незащищенными»…

Итак, помочь ребенку вписаться в школьную реальность можно. Но не всегда легко. И здесь очень многое зависит от самих родителей: а понимают ли они сами, что такое «болезнь», «здоровье», готовы ли они отказаться от вбитого им в советское время стереотипа «если ты не такой, как все, это плохо». Ведь в ситуациях, когда западная женщина после стресса лежала в больнице под капельницей, наша, например, даже не могла взять бюллетень: слово «стресс» у нас звучало почти как каприз избалованной дамочки…

А иногда родители не замечают очевидного: их ребенок плохо видит, отказывается читать, это влечет за собой неуспеваемость и как следствие, — неврозы, затем… Колесо завертелось.

Родители, будьте внимательны к своим детям: школа детей унифицирует, она не будет лелеять его неповторимую индивидуальность, а тем более возиться с его сложностями. Хорошо еще, если ребенка с плохим зрением пересадят на соответствующую парту. Потому что моим знакомым учительница в ответ на такую просьбу заявила, что «все хотят сидеть поближе»…

Добавить комментарий