Развитие ребенка

Богатые и одинокие

Автор: Мария КОЛОСОВА

У них есть все — и им ничего не хочется. Поколение «пепси», первые российские дети , у которых были няни и гувернантки, а не ясли и детские сады. Эти детки ничего не знают о пионерских лагерях — их с пеленок таскали по заграницам. К пятнадцати годам они говорят по-английски даже лучше, чем по-русски. Перед ними колоссальные перспективы: Гарвард, Кембридж — только выбирай. Но как же им от всего этого тошно. И главное — как им скучно Я консультирую этих детей уже лет восемь, с того самого момента, когда им надо было идти в первый класс. Их во всех смыслах правильные (успешные, богатые, образованные, честолюбивые) родители, как и положено в цивилизованном мире, обращались к психологу, чтобы выявить тайные способности ребенка . Родители хотели безошибочно определить, в какую именно элитарную школу отдавать свою кроху — с гуманитарным уклоном или с математическим. Потом точно так же они приглашали меня на консультацию, чтобы понять, не рано ли их отпрыску учиться за границей. Все-таки самостоятельная жизнь не шутка. И вот сейчас этим детям по 14 — 15 лет. Словно по иронии судьбы, количество проблем, с ними связанных, прямо пропорционально сумме вложенных в их образование и воспитание любви, сил, внимания и денег. …

Ко мне обратилась мама 14-летней девочки. Полгода назад дочь была отправлена учиться в Европу. Недавно приехала на каникулы и заявила, что обратно не поедет. Дескать, очень скучает по дому, по Москве, по России. Что делать?Настаивать на дальнейшем обучении, за которое, между прочим, заплачены большие деньги, или внять мольбам дочери? По своему опыту я знаю, что за словами подростка «я скучаю по родине» может скрываться все, что угодно: отсутствие за границей друзей, общая низкая социальная адаптация и даже проживающий в соседнем доме (здесь, в Москве) мальчик. Разговариваю с девочкой. Назовем ее Аней, пытаемся разобраться в причинах неожиданно поразившей ее ностальгии. Аня довольно общительная, раскрепощенная. Сложностей с адаптацией у нее явно нет. На вопрос о круге общения отвечает, что он примерно одинаков и здесь и там. Моделируем ситуацию ее жизни за границей, из чего состоят ее будни, что нравиться, что нет.

— Учусь.

— Нравится?

— Нет!

— Почему?

— Напрягает. Хожу в бассейн, в спортклуб.

— Нравится?

— Нет!

— Почему?

— Неохота. Гуляю по городу, захожу в магазины, обедаю в ресторане. Сначала было интересно, теперь надоело.

Расписав все дела той жизни, приходим к выводу, что по эмоциональной окраске они делятся на отрицательные или нейтральные.

— Хорошо, расскажи, как проходила твоя жизнь здесь?

— Ходила в школу.

— Нравилось?

— Нет! Гуляла, делала уроки, занималась с репетиторами…

Но эмоциональные оценки все те же: не нравилось (напрягало) и было безразлично.

— Ну хорошо, расскажи мне, что ты вообще любишь делать в жизни, а что нет.

При общей скудости занятий список нелюбимых дел довольно обширен, сюда попадают и учеба в школе, и приготовление уроков, и чтение книг, и мытье посуды. Нравится же: смотреть телевизор, журналы, гулять с подругами, просто сидеть дома и ничего не делать.

— В чем же разница между жизнью в России и в Европе? Чего тебе не достает там?

— Там нужно напрягаться, что-то делать. А здесь можно сидеть, ничего не делая, знать, что дома мама, не задумываться, что нужно куда-то идти, чем-то заниматься.

— Сколько же ты можешь просидеть вот так дома, ничего не делая?

— Мне кажется, очень долго.

— Зачем же тебя отправили за границу?

— Мама хочет, чтобы я выучила язык, получила престижный диплом, стала успешной в жизни.

— А ты сама чего хочешь?

— Хочу быть директором фирмы, ну, скажем, салона красоты или спортклуба.

— А ты можешь сказать, какие тебе навыки для этого понадобятся?

— Наверное, придется получить какое-нибудь образование, скажем экономическое, но это потом, не сейчас.

Отсутствие всяких желаний и целей у живой, общительной, интеллектуально развитой Ани поражало. К разговору присоединилась мама. Она полная противоположность дочери: энергичная, успешная. Жалуется, что Аня ленива, пассивна, ничем не интересуется; сетует, что никак не удается заставить ее сделать хоть что-нибудь: учиться ли, просто в булочную сходить. Рассказывает, что с детства много занималась с ребенком : водила в лучшие развивающие дошкольные группы, в бассейн, в музеи и театры, отдала в танцевальную студию, пробовала обучить музыке. В школе почти по всем предметам нанимала репетиторов. Сначала все шло неплохо, но со временем, чем больше был напор и желание матери приобщить дочь к каким-нибудь занятиям, тем большим равнодушием отвечала дочь. Так, за восемь лет репетиторских занятий Аня так и не выучилась прилично разговаривать по-английски. Вот и решено было отправить ее поучиться в Англию. В чем же дело? Почему столь страстные желания родителей не стали достоянием ребенка , не пошли впрок? Пока человек растет, у него развиваются не только мышление, память, внимание. Знания мы накапливаем отнюдь не пассивно — свое развитие проходят и наши потребности. Детское «я хочу — я не хочу», пройдя сложную цепочку трансформаций, к концу подросткового возраста превращается в пусть еще не совершенную, но СИСТЕМУ ценностей, мотивов, целей. Чем ярче ценность, тем больше положительных эмоций с нею у человека связано. Редкий родитель задумывается об эмоциональном воспитании ребенка . Совсем единицы знают, что такое «личная мотивация» и как ее правильно в ребенке разбудить. Подавляющее большинство взрослых считают своим долгом впихнуть в ребенка как можно больше знаний и навыков — и только. Очень часто получается, что желания и потребности отпрыска начинают удовлетворяться раньше, чем они появляются. Еще до того, как дети задали вопросы, родители успевают на них ответить. Ребенок еще не знает, что есть театр — его уже туда ведут: приобщайся. Записывают в кружки, заставляют учить английский. Хотя, возможно, сам-то он, когда подрастет, предпочтет китайский. «Формула интереса» чрезвычайно сложна и подразумевает прохождение через ситуацию, которая является загадкой. Поиск отгадки, любовь к этому состоянию поиска важнее для развития личности, чем масса вложенных репетиторами в голову знаний. Что же касается 14-летней Ани, то, развиваясь интеллектуально и физически, эмоционально и личностно девочка не росла. Жизнь за границей, вдали от маминой опеки и директив, возможно, впервые поставила перед ней вопрос: «Чего ты хочешь?» Состояние это достаточно полезное, хотя и болезненное. Дело закончилось тем, что мама и дочь, посовещавшись друг с другом и со мной, приняли решение доучиться оставшиеся полгода в Англии. Маме же я посоветовала за это время несколько пересмотреть методы воспитания и предоставить дочери большую свободу выбора. В последнее время подобные случаи, что называется, «пошли косяками». Родители обращаются с самыми разными затруднениями (ребенок плохо учится, мало читает, много играет на компьютере и т.д.), но за всем этим обнаруживается, по сути, одна большая проблема: отсутствие у подростка внутренней мотивации. Иногда — и это, надо сказать, лучший с точки зрения психолога вариант — у ребенка складывается отрицательная система ценностей: он точно знает, чего НЕ ХОЧЕТ. …

На консультацию пришла мама 13-летнего Саши. Сын всегда хорошо учился, был водим мамой в музыкальную школу и бассейн, возим в заграничные турне с обширной языковой и экскурсионной программой. Занимался он прилежно, хотя и без особого энтузиазма. Последние года два успеваемость снизилась, тренировки и уроки в музыкальной школе прекратились, ребенок перестал читать что-либо, кроме программных произведений, да и то с большой неохотой. Единственные развлечения — компьютер и телевизор. На родительские увещевания — сделай одно, сделай другое, займись хоть чем-нибудь — отвечает лаконично: «Отстаньте!» В разговоре со мной в качестве нелюбимых занятий Саша назвал все, которые родители считали абсолютно необходимыми. Самому ему нравилось оставаться одному дома и знать, что никто его не контролирует. Он был счастлив, когда мама думала, что он в школе, а он один гулял по городу, или все считали, что он изучает в музыкалке сольфеджио, а он просто сидел два часа на дереве во дворе.

— Ну а что бы ты делал, если бы все действительно оставили тебя в покое?

— Я пока не знаю, но думаю, что это было бы очень здорово!

— А были в твоей жизни дела, поступки, которые ты совершал самостоятельно, по собственному решению?

— Кроме тех, о которых мы уже говорили, нет. Устойчивой целью Саши стало уклоняться от каких бы то ни было целей, поставленных извне. Хороший интеллектуальный багаж, накопленный благодаря родительским вложениям, не развил, а скорее затормозил его развитие — личностное и мотивационное. Психологически эта ситуация может иметь несколько последствий: за осознанием того, что «не мое», может возникнуть вопрос: а что же тогда мое? — и ребенок несколько позже, а следовательно с большими сложностями выстроит свою собственную систему ценностей. Но если родители будут давить, то ведь может дитятко ничего и не выстроить, так и застрянет на уровне подросткового бунта против родителей. Мать негодует: «Мы потратили всю жизнь, чтобы дать ему приличное образование, чтобы создать условия, а ему на это наплевать!» Она недоумевает: «Почему?» Она-то ставила перед собой задачу воспитать ребенка целеустремленным и подготовленным к жизни. А результат получился равно обратный — беспомощное существо с полнейшим отсутствием каких-либо желаний. Воспитание современного подростка нередко воспринимается родителями как процесс приготовления пирога: чем больше хороших продуктов положишь, тем лучше пирог получится. Не отдавая в этом отчета, родители порой искренне озабочены тем, правильно ли выбран рецепт, и пытаются проконсультироваться у психолога именно по этому вопросу. В одной семье, куда меня пригласили для консультации, над столом подростка висел список, что можно делать, а что — нельзя. Список включал в себя 28 пунктов, соединенных самым причудливым образом: не сорить, не курить, делать уроки, мыть посуду, выгуливать собаку, класть на место телефонную трубку… И после этого взрослые еще удивляются, когда дети их, мягко говоря, не слушаются, а резче — ненавидят. Как же дать ребенку знания, развивая его одновременно личностно и эмоционально? Во-первых, уважаемые товарищи родители, проявляйте максимум внимания к чувствам вашего ребенка . Не игнорируйте и не подменяйте его желания своими собственными ожиданиями. Очень, очень часто родителями движут личные амбиции, особенно если они, родители, сами в чем-то не реализовались. «Мой сын учится в престижной школе, занимается теннисом, играет на скрипке», — хвастается иная мама. Но сколько людей, окончив силами родителей музыкальные школы, потом ни разу не подошли к инструменту, но, истратив годы на реализацию родительской программы, потом мучительно искали себя в уже зрелом возрасте. Единственным показателем способностей в какой-либо области является желание ребенка заниматься именно этим. А призвание можно только найти, но не внушить. Конечно, списывать со счетов особенности социального развития нельзя, но плохо верится, что в шестидесятых годах росло поколение, сплошь одаренное в области ракетостроения, а восьмидесятые годы дали преимущественно полиглотов с юридическо-экономическим уклоном. Делая за ребенка выбор в пользу социально востребованного направления, родители здорово рискуют. Во-первых, через десять лет конъюнктура на рынке труда может измениться кардинально. Во-вторых, ваш отпрыск может оказаться в ситуации талантливого конструктора, который работает второсортным экономистом. Потребности ребенка можно развивать так же, как и внимание или память. Как? Личным примером: покажите дитяти , что сами испытываете от каких-либо дел огромную радость. Если вы ее, конечно, действительно испытываете. Примечательно, что в семьях, где детям ничего не хочется, родители и подрастающее поколение редко что-либо делают вместе. Общение носит там реактивный характер: дал задание — выполнил, выполнил задание — проверил, проверил — оценил. Можно заставить ребенка делать нелюбимое дело за последующее вознаграждение, но можно это самое дело сделать любимым, перенеся положительные эмоции с оценки на совместный процесс. Кроме того, мы забываем со временем, что наши лучшие качества мы вынесли, пройдя через сложные обстоятельства жизни. К сожалению, так устроен человек, что отрицательные уроки ему идут впрок больше, чем положительные. Поколение, выросшее в рамках единой школьной программы, книжного и другого информационного дефицита, имело внутри такой «пламенный мотор» — узнать, прочитать, увидеть, выучить. Современная ситуация плоха не большим количеством выборов, а тем, что этот выбор за ребенка спешат сделать изголодавшиеся по нему родители, лишая свое чадо всякого желания воспользоваться хотя бы одним из них. Слишком комфортная ситуация не предполагает развития. Невозможно купить знания, как готовую компьютерную программу. Нужно подготовить ребенка к тому, что процесс усвоения знаний требует значительных усилий и безусловного выполнения большого объема рутинной работы. Ведь не случайно в большинстве стран, давно обремененных услугами цивилизации, привилегией именно состоятельного класса является система пансионов, где подрастающее поколение обучается в условиях достаточно аскетичных, по крайней мере в бытовом отношении. Там поддерживается жесткий дисциплинарный порядок, а программа обучения предполагает безусловное усвоение классических знаний наряду с полной свободой выражения собственного мнения. (Воспитание членов королевской семьи в Англии. Принц Чарльз мыл туалеты, варил и потреблял в больших количествах овсяную кашу, сваренную на воде.) Это необязательно может сопровождаться плохой учебой. Предложение превышает спрос.

Какой родитель не желает для своего ребенка лучшей жизни? Кто не мечтает о том, что их дети добьются в жизни большего, не повторят наших ошибок, воспользуются лучшим из накопленного нами, взрослыми, опыта?.. Мечта о счастье своего ребенка редко ограничивается в сознании родителя представлением о внутреннем покое и комфорте. Большинство из нас хотят видеть детей разносторонне образованными, успешными в работе, счастливыми в семейной жизни, реализовавшими все свои способности. И, надо сказать, современная жизнь готова предоставить нам все для воплощения подобных желаний. Что могли выбрать для своих детей наши с вами родители? Общеобразовательную школу или языковую, музыкальную или художественную, кружок кройки и шитья или художественной самодеятельности. Сейчас ситуация совершенно иная. Количество специализирующихся в разных областях школ и учебных программ сложнообозримо даже для профессионала в этой области. Свои услуги предлагают многочисленные курсы иностранных языков, где можно изучить, кажется, все — от японского до древнешумерского. Психологические службы спешат помочь с решением любой возникшей проблемы, а студии эстетического развития набирают в свои ряды детей начиная с грудного возраста. Выбор учебной литературы велик настолько, что приходится провести в магазине несколько часов, чтобы определиться с тем, по какому букварю ваш ребенок будет учиться читать. А если вам не приглянулась ни одна из отечественных школ, вы имеете возможность отправить своего ребенка набираться ума-разума в любую другую страну. Казалось бы, можно только порадоваться, глядя, как родители окунают в это море информации и услуг своих детей , но новые возможности нередко влекут за собой и новые проблемы. Проблемы эти становятся заметнее, когда новое, обремененное выбором поколение достигает подросткового возраста. Возраст этот и без того известен своими сложностями: в нем часто происходит переоценка ценностей в сторону, мало приветствуемую ближайшим окружением, авторитет родителей, не говоря уже о педагогах, падает. Ребенок может кидаться из одной крайности в другую — от полной замкнутости до развязности и циничности в общении. Он стремится самостоятельно принимать решения, но не всегда умеет и готов отвечать за их последствия. Что и говорить, период переходный, и где-то подросток уже ведет себя как человек взрослый и разумный, а где-то продолжает оставаться по-детски наивным и беспомощным. Эти проблемы, хотя порой и драматичны, но общеизвестны и понятны — ребенок становится взрослым. Но наряду с ними в последнее время участились случаи обращения родителей подростков по поводу достаточно специфичной и, на мой взгляд, отражающей именно современную ситуацию проблемы — ребенок (подросток) ничего не хочет.

Добавить комментарий